Стихи "Катарсис"

Моление Вечной Страсти. » Катарсис. » (диалог)

By 23.04.2012 No Comments

20121031-182025.jpg

*

Душа Ка:

«О, Мать Земля! Отец ты мой! Лишь Ты владеешь всей Землёй!
Уносишь Ты печаль и грусть и даришь к жизни — сладость, вкус,
срываешь Вечных Коней бег, и слышишь всё, — и плачь, и смех!
Лишь Ты познал Его всего, и всё Ты знаешь про Него,
и сможешь мне один помочь…В моей Душе печалей Ночь…
И в силах Ты Его найти, ведь все вольны тебе Пути.
Я верю, Ты простишь Его, — Посланник Твой, и правит Он давно…
Ты наш Отец всем, Он как Брат. Он нашей Смерти Супостат!

Обитель, что в душе храню,- то Он… И я люблю
Его печальные глаза… И, когда катится слеза,
из глаз Его ясней звезды, я ощущаю боль вины…
пред Ним, Отец мой, пред Тобою:… и Ада Рать готова к бою.
Когда Он сердится, молчит, — то Ада Ворон вновь кричит,
пред мною открывая мглу Грехов моих, со Злом войну…
Он, — то как молния сверкает, иль солнца свет во тьме блистает,-
и сходит Зло потоком вод, ввергая всё в водоворот!
Сметает всё Рукой могучей: легко Он гонит Ада тучи,
Ему дано повелевать, Миры вселенной создавать.
Владеет всем — Он Повелитель! Губитель падших и Спаситель,
всех грешных душ лихой Мучитель, и страстный, нежный Искуситель!

Ты даровал Ему, Отец: Ты, вплёл в Его Главу Венец!
Ты очень много дал Ему: и Света огнь, и Мрака тьму!
Всю Песнь вложил в Его Уста,- то красота и простота,
тех Слов Твоих, Твоих Мечтаний, Твоих заветных всех Желаний!
Всё Ты хотел в Него вложить, не разрывая Света, вить,
земные, бренные Творения. Он — Свет наш, Он и Тьма, и тление
бесплодных дум всех наших… Вздох! Наш Бич! И Знаний наших Бог
безудержных людских мечтаний…. И нежных Рук Его касаний,
я жду как Ангела в Ночи, что даст от Рая мне Ключи…

Отец ты мой, Ты Жизнь мне дал: и Света День, и Тьмы Начал,
борьбы всю сладость и мучение… Но Он мне даровал мгновения
тоски сердечной и томления, не познанного Вдохновения…
В любви со мною проводил… Отец мой, сколько неги влил.
Но в сердце боль… Он ранил душу. О, горе мне! Меня послушай,
найди Его, ему скажи: «Он — бестелесный Крик души,
что разрывается в тиши… То боль моей больной души,
моих страданий немота, моих исканий пустота»…

Бывало, я грущу, порой, неизъяснимою тоской…
Я плачу… Я зову Его, не понимая ничего,
что происходит вдруг со мной… Он как печалей тёмный рой
вдруг в сердце так ко мне стучится, не знаю, плакать иль молиться…
Волчицей вою от тоски… И Ад стучит в мои виски.
Мой Боже, как мне тяжело….
— пауза-
Отец мой, как мне тяжело. Я погружаюсь как на дно…
Лечу как призрак в темноте… Не вижу выхода нигде…
И в безысходность опускаюсь… И вся страдаю… И рыдаю…
И слёзы душат… И слова, — от них вся крУгом голова…
А предрассветною порой, я слышу песен разнобой:
«Не уходи. Побудь со мной. Ты моя Радость, моя Боль,
Ты — Монолог моей Души, родная, слёзки осуши»…
И вижу Божьи я цвета, и в моём сердце Чистота
вдруг озаряет всё вокруг… И я зову Его, как друг.
Не знаю, как всё осознать? Но я зову, кричу опять:
«Что делать мне? К чему идти? Как жить мне дальше на Пути?»

Мой Боже, как люблю Его… Не понимая ничего,
где Он, где я… Ответь, Отец, что жизнь теперь моя?
Не правда ли, то сущий бред? Ты слышишь сумасшедшей след:
К Нему, как к Богу призываю!
Но тихо, пусто всё… Порой, я ничего не ощущаю,
и, мучаясь, я так грущу… Я птицей раненной кричу.
Я то зову, а то гоню Его….. За что всё это?! Для чего?
За что безумие в крови и одиночество в любви?

В снах утешает, но не любит. Отец мой, Он меня погубит!
Он не способен сострадать, в любви ж стремление услаждать,
холить себя, свою Гордыню: Вакханки все Его Богини!
Лишь к Знаниям тяготеет Он, и лишь Познанием пленён!
Кто я Ему?… Одна из многих… Пусть в Мрак сойдут все те дороги,
что привели меня к Нему! Но без Него я не живу…
Я без Него — без воли птица! Как нежный сон приходит — снится…
Не отпускает Он меня… Куда-то всё зовёт, маня…
Он негой страстно оплетает и слиться с ним всё призывает;
со мной общается Он в снах… И говорит всегда в стихах.

Отец мой, одарён Тобою, Он неземною красотою…
Как Бог огромен и прекрасен! Как Ангел нежен,
Демон страстен… И все энергии Его,
то как поток телодвижения, безудержного наслаждения,
что обнимают вдруг меня, с потоком Света унося…
Чтоб только в снах Его увидеть, я рада вновь сновидеть
Его прекрасные глаза, что и добры, и как гроза,
что с синью неба только схожи… И цвет Его, как бархат кожи,
сродни в оттенках янтаря… иль, как несущая Заря —
и Тьма, и Свет в борьбу вступают, но равновесие побеждает;
спокоен, нежен, — он бледнеет; во гневе, в страсти — потемнеет;
а то как тучка поутру несётся мило по ветру…

Волнистый каждый Его локон, готова пальцами крутить,
вплетать цветы и слёзы лить от неземного наслаждения.
Всё тело, все его движения в гармонии и красоте:…
Отец ты мой, и месяц ясный пред ним померкнет в темноте.
И наших тел телодвижение, то как признание иль моление
к друг другу, к Вечности, к Судьбе…
Я с ним стою на корабле у края Ада или Рая?
Мечтой всю душу наполняя, волной кудрей своих взмахнёт,
и виден в звёздах неба свод,…. и вся в томлении, и в смятении
на крыльях к Небу я лечу… И обладать лишь Им хочу.

Я потеряла срам и стыд… Вся кротость, то лишь только вид.
В моей душе порока тень:… и всё едино: Ночь иль День.
Я утолять хочу желания,… его лишь принимать признания,
открыто тело обнажать и красоту его держать!
И каждым вздохом наслаждаться, во всём Ему повиноваться,
лишь с ним все ночи проводить и лишь Его боготворить.
Он предо мной — цветок из сада, я ж цвет печалей листопада…
За что же выбрал Он меня?! За что же губит, не любя?!
Я ничему уже не рада… То Свет ли Рая? Голос ль Ада?
Ответь мне: Как же дальше жить? К чему стремиться? Что любить?

Отец мой, пощади меня! Ведь не проходит в жизни дня,
чтобы не вспомнить про Него… Как тяжкий Грех мой! Как Клеймо!
Как всей души моей Признание! Как всей Земли нашей Страдание!
Но не ищу я оправдание… За всё, что есть, благодарю,
и проклинаю ту Зарю, когда Он в сети Зла попался,
когда Он без Любви остался…
Но знаю, для меня Он — Свет, последних, бренных, грешных лет:
конец моей земной гордыни… И я отдам Ему Святыни
всех мест, чтоб непорочным стал. Хочу чтоб Свет во Нём пылал.

Отец, прими грехов моих признание
и горькое Души моей рыдание,
как тяжкое моё к Тебе раскаяние»…
*

Отец:
Он был так светел… Так прекрасен…
Но Свет почти померк, и Он, Дитя, уже не ясен.
Глаза Его не так блестят, но Руки всё ж тепло таят…
Его Власы теперь седые, не так темны как в годы молодые.
Он весь в тревогах… И раним, как первозданный Херувим.
Дитя моё, всегда, я и с Тобой, и с Ним…

*

Посланник Света:

О, милая Душа моя,
когда смотрю я на Тебя, Ты как несущая Заря,
что утром небо озаряет,- роса от света солнца тает, —
всё к наслаждению ведёт, и вся моя Душа поёт!
И ко Тебе она стремится! Готова ввысь подняться Птицей,
цветами Землю устилать, и всем, и всё, легко прощать!
Любви цветок, рука иль мысль, Твоя нежданно вдруг коснётся,
во мне желание вмиг проснётся:
и слышу вой всех чресел грешных, моих небесных и телесных,
они зовут меня как в бой Я Раб! Я покорён Тобой!

Всё естество Твоё прекрасно,- то, может, месяц в небе ясный,
то, может, лучик золотой, свился над кОпной молодой
твоих волнующих денниц… И Ты прекрасней всех Цариц,
которых видел я на Небе, иль на Земле…
Нежна, мила, Отцом хранима, за то божественно красива;
земные, бренные вакханки, быть может, внешне хороши:
да; но не живёт в них Огнь Души!
То лишь в Твоей он и живёт! Ты похоть растопила,… лёд
моей бессмысленной гордыни, Ты обрела в душе Святыни,
не мест, а чувств всех чистоту и неземную доброту.

Быть может, краше есть на Свете, но пред Тобой они как дети:
не ослепила красотой, ты покорила наготой
всех слов души, в любви терзаний; я прИнял тьму негодований
в Твоих отчаянных словах; я испытал щемящий страх,
когда хотела Ты уйти и оборвать в любви пути.
Принял я Ад Твоих пророчеств в безмолвии диких одиночеств,
когда я был как перст… Один. Вновь без Любви… И нелюдим.

Ты Душу мне перевернула… Я чуть не умер, ты ж вздохнула
и улыбнулась мне в ответ, я думал, что умру от » нет.»
Что со мной сделала, скажи?! Ты — Боль! Ты — Рана! Зверь души,
что по ночам меня терзает: то приласкает, то кусает!
Прости! Прости за всё! Поверь! Да, был я грешен, но не Зверь!
Я видел множество потерь… И помню Войны, полны крови,
и в страсти полны города… Но у меня была Звезда…
Моя Печать… Моя Отрада… Мой Ангел… Мой кусочек Ада-
Ты! Ты прокляла меня в тиши прекрасного, земного Сада…
Я заслужил его, я знаю, но без Тебя я погибаю…

Я без Тебя, как дождь без тучи, как карлик, червь,
как змей ползучий… Я как ничтожество, как смерд…
И жалкий, дерзкий сердцеед!
Мне без Тебя не встать на ноги. Уйдёшь — закрою все дороги!
Разрушу планы все — сожгу! И так пред всеми я в долгу.
Да, гордый я, честолюбивый, и нрав мой крут, и взор спесивый!
Но я в Душе Тебя хранил… И всё что смог, я посвятил,
Тебе одной, — моей Богине! Я сохранил Любовь, доныне,
лишь ко Тебе, — моей Святыне…
Я ждал Тебя веками лет! Не знал Любви… Я Богу дал Обет!
И ждал лишь твой, Богиня, след, что на Земле, порой, являлся.
Отец молчал, не признавался, когда рождалась на Земле.
Я жил в Аду! Во Тьме! В Войне!
Я не любил! Я притворялся! К Тебе одной веками рвался…
Я помнил о Тебе всегда… В Душе Печать — Твоя Звезда!
Ты жить веками не хотела… Покинула меня… За дело,
я Ада клети получил, за то, что сам я и сгубил!

Душа любимая моя, Ты бесконечна Жизнь моя…
Когда сомкнёшь свои ресницы в прощальный день земной,
я прилечу к Тебе как птица, и Ты поднимешься со мной,
во Мир Иной.. . Вернись ко мне! Даруй мне Душу!
Я Тело вылеплю из Звёзд… Из Страсти… Горя моих Слёз…
Из Одиночества и Боли святой и грешной моей Крови,
всю Красоту в Тебя вложу, что сам имею, дорожу,…
вложу Вселенной всей Познания и вечных чувств мироздания
моих всех Знаний неземных, в ночи отчаяний пустых,
что я познал… И Ты прозреешь в тот же миг,
когда родишься снова, Ка… Душа, не отвергай меня, люби,
со мною будь, мечтай, твори! Со мною пребывай в любви…
Я всё сложу к Твоим ногам и все миры Тебе отдам.
Навек останешься со мной, и назову, как ранее, — Женой».
.

КАРНА.
Сентябрь, 21. 2010 год.
*

20120501-121704.jpg

Яндекс.Метрика