Ченнелинги: Архангел Люцифер.

Откровения Света: КВАНТОВОСТЬ ЛЮБВИ или ОДИН ДЕНЬ ЛЕТА.

By 15.03.2015 No Comments

Откровения Света: КВАНТОВОСТЬ ЛЮБВИ или ОДИН ДЕНЬ ЛЕТА.

Информация изложена в виде небольшого эзотерического рассказа осознанных сновидений.
Информация основана на личном опыте развития контактёра.

***

Господь, так много всем дано:
Так много.
Господь, так много мне дано:
Так много.
Господь, Ты всех и вся прости….
Прости. Меня прости….
Не разрывай жизни звено
В любви цепи.

***

Воспоминания сна. Реальность сна была полной: чувствовалось тепло солнца того дня, запахи цветов, что росли вдоль дорожки, усталость тела, в котором я была. Я — это была «она», стремительно бежавшая по тем протоптанным дорожкам. Я видела чёткие очертания всего, что было вокруг: то была улочка частного сектора, зелёного, обжитого; на пути встречались одиночные прохожие, но никто из них не препятствовал моему бегу, да и мало кто попадался на пути, но погоня была, и я, как и «она», в теле которой я находилась, знала об этом. «Она» молодая и быстрая и чувствовался её задор, подстёгиваемый внутренним страхом, что её догонят, и та неуёмная энергия, сопровождалось только одной мыслью: спастись, уйти от погони. Поднявшись в беге на горку, она увидела за кустами строительную ширму, сколоченную из досок. Сил ещё хватало, но нужно было передохнуть, хоть на пару минут, и оглядеться; строительная ширма была чуть в стороне от дороги, на небольшой горочке, за кустами и деревьями, и «моя» девушка пробралась сквозь кусты, юркнув за перегородку. И тут она вскрикнула от неожиданности, потому, что увидела молодого человека, плотно прижавшегося к деревянной перегородке: она оказалась лицом к лицу к нему, но в один момент, поняла, что не нужно бояться его, потому, что он такой же, как она — беглый. Она определила это по лацканам воротника, что связывал его энергетически с телом; это были вживлённые электроды, что нельзя было снимать в том месте, откуда они сбежали. Ещё мгновение, и она готова была отпрянуть назад, но он так крепко схватил её своими ручищами, что она не смогла даже пошевелиться.
— Стой здесь, со мной, — строго приказал он, — не то, ты, неизбежно, попадёшь в их руки. Я сбежал откуда и ты, но уходил от них с другой стороны дороги, и они преследуют меня, и ты попадёшь прямиком к ним, если побежишь туда,- и он прижал её к себе ещё сильнее.
— Отпусти, — прошептала она, пытаясь вырваться от силы его хватки, но он не отпускал, а только сильнее прижал её.
— Молчи, они уже близко, ещё слово, и мы оба будем в их лапах…. Она прижалась и замолчала, чувствуя как горячо бьётся его сердце. — Мы должны подождать, — твёрдо сказал он.
И это было правильно, так как было слышно приближение быстрых шагов их преследователей, и их отделяло минимальное расстояние. Что их спасло, чудо ли, месторасположение строительной ширмы, что стояла на небольшой возвышенности, которая была открыта и в то же время прикрыта со стороны дороги старой берёзой и редкими высокими кустами, прилегая почти вплотную к старому строительному вагончику. Кто построил этот маленький уголочек, сколоченных углом досок, для чего,- они не знали, но, затаив дыхание, стояли крепко прижавшись от нахлынувшего напряжения и страха, что охватил их. Казалось, они стали единым целым, сердца их застучали в унисон от напряжения и волнения, давая возможность почувствовать остроту пережитых эмоций какой- то глубинной нежности и незащищённости.
Она нарушила молчание первой, — Прошли, не заметили нас, — и облегчённо вдохнула.
Какое- то время они всё ещё стояли, тесно прижавшись, затем он сказал,- Будем здесь, пока рабочие не прийдут: тогда мы будем спасены, скажем, что ждём их и наняты для работы.
— Но они могут быть с бригадиром,- парировала она.
— Тогда скажем, что перепутали место и уйдём.
Было раннее, летнее утро, солнце только взошло, свежесть присутствовала в воздухе и, простояв некоторое время, захотелось присесть, и он предложил, — Я сяду, а ты сядешь мне на колени.
Он был большой, по сравнению с ней, сильный, а она маленькая и хрупкая, хоть и была достаточно развита в теле.
— Ладно,….- сказала она, и он вытянув ноги вперёд, посадил её к себе на колени. Так они просидели ещё какое- то время. Говорить они боялись поэтому молчали, слыша как шелестят листья берёзы. Эта берёза, казалось, укрыла их своей кроной от всех тревог и их преследователей. Дерево было старое, не прямое, сильно изогнутое внизу, оно упиралось восходящим стволом в углообразный, деревянный закуток, за которым и были беглецы. Изогнутая часть мощного старого ствола, наклонённая к земле, прикрыла его длинные ноги от посторонних глаз прохожих, а большая ветвь, та, что поднималась от изогнутого ствола вверх, закрыла очертания маленькой девичьей фигурки, что сидела на сильных мужских коленях. Время шло. Она закрыла глаза, опустив голову ему на плечо, слушала как шумят листья над головой, наслаждаясь чувством покоя этих минут и внутреннего своего спокойствия. Её страх растворился во времени, и это принесло облегчение. Она не хотела думать ни о чём плохом для себя и для него.
Скоро прийдут рабочие….Что будет? — и уверенно отвечала сама себе,- Всё будет хорошо. Только бы быть с ним,- проносилось в её мыслях. — И это место под берёзой буду всегда помнить, если они даже поймают меня и убьют за непослушание, будет что вспомнить перед смертью,- мой побег и его.
Время текло легко и свободно…. Он очень нежно прижал её к себе, и она, как буд- то, прочла все его тайные чувства и мысли по отношению к себе. — Пусть убьют меня, убьют…. Мне хорошо с ним. Сейчас он мой… Со мной… В моей памяти, он навсегда останется здесь, в этом лете. Листья старой берёзы шумно зашелестели над их головами. Осыпались некоторые пожелтевшие листья. Стало свежо от летнего порыва ветра. Мысли о нём кружились в её голове всё быстрей и быстрей, уступая место потоку нахлынувших ярких чувств.
***
Пришло ощущение быстрого движения в пространстве, как в неком коконе закручивающегося потока, лёгкого, приятного,- облегчения от тревог и страхов, наполнения чувством нежности и радости. С небольшой высоты своего удаляющегося сознания, я увидела последний раз его и её, каких-то людей вокруг них, почувствовав радость всех, кто навсегда остался там, в реалии моего сна. Тут я ощутила слабый импульс во всём теле и вздрогнула, как от лёгкого испуга. Первый вопрос, что задала себе: Где я? Пришло удивление от увиденного и прочувствованного. Где же остался он, тот молодой человек, где та девушка, имён которых я даже не помнила? Со мной остались только их чувства и мысли того дня. Часы показывали 5:03 утра. Непрерывной чередой слов, выстраивались волны-фразы, которые несли поток чьих-то других мыслей, было ощущение их светлого потока над головой, и мысль Люцифера проявилась отчётливо, и она зазвучала,- Можно ли полюбить с первого взгляда? Кто- то скажет, — да; кто-то, — нет, но они были уверенны, что можно. Так в их жизнь вновь пришла любовь. Так родился их новый этап любви… И тогда ты вновь стала моей, безраздельно: и душой, и телом. Так Бог соединил наши Души и открыл нам путь к друг другу.
Однажды, после всего того, когда ты примешь мою Игру бежать из гетто, ты найдёшь массу причин, почему ты сделала это со мной. И одна из них, это будет наша тайна, наша вечная любовь, наша нежная привязанность к друг другу. Ты сейчас вспомнила, как мы когда-то сделали это, по отдельности, и как мы встретились с тобой на этом пути побега, и что мы испытали в тот первый день, когда попали в другой мир, мир без эксплуатации человека человеком. Ты любовь моя вечная, и я донёс это тебе на самом низшем уровне, — уровне «Хищника», который мы с тобой проходили когда- то, и как мы нежно привязались и полюбили друг друга. Это был день лета, помнишь, как мы сидели за забором для переодевания, часами, прячась от ищущих нас, в робах своих, что выдали бы нас без промедления, покажись мы хоть на миг перед теми, кто преследовал нас, но только они, преследователи, знали, как выглядят те одежды, что носят в гетто, а те рабочие, что пришли спасать не нас, а работать, спасли нас, они пустили нас в свою подсобку, где мы переоделись в их рабочую одежду, и первый раз за много лет нашего заключения, сбросили одежду, что как метка выдала бы нас, не будь мы с теми, кто спас нас в тот день, сами не понимая того, что они сделали для нас. Мы переоделись и стали свободными, и обрели тайный секрет, что знали только мы. Ты вспомнила ту берёзу под которой мы сидели, и конфигурация её природного изгиба, прятала мои длинные ноги, на которых сидела ты, часами, прижавшись ко мне, ибо только одно место было за маленьким забором для переодеваний, перед рабочей подсобкой, что была рядом, на холмике, напротив дверей входа в наш новый мир, что подарил нам друг друга.

— Откуда мы сбежали, я не совсем помню, что это было за место?

— Это было гетто для тех, кто веками жил и рождался в том гетто, — мире необоснованного страха, где мы жили с тобой до восемнадцати лет, и мы первые, кто сделал это за последние сто лет, первые, кто нарушил черту неповиновения и вышел на свободу в один из Низших Миров, но уже свободных и гораздо чистых. Мы не успели проникнуться грязью того Мира в котором родились, мы были слишком молоды и беспечны, но чисты и открыты, и очень устремлены к свободе, что мы жаждали, живя там.

— Мы знали друг друга в том гетто?

— Нет, мы не знали, и не видели никогда друг друга в том нашем мире, что родил нас, мы только любили свободу, и сохраняли вечный её призыв, освободиться, и выйти в другое место, и жить там честно и открыто, стремясь делать то, что нам хотелось делать. Мы мечтали быть программистами, ты тогда мечтала об этом тоже, как и я, и именно это и стало, видно, Божьим Замыслом, как я и подумал в то время, когда мы первый раз встретились, впервые, после многих столетий вечности, когда Бог разделил нас, а затем, вновь, захотел нас объединить. Мы полюбили друг друга с первого взгляда и привязались так нежно и откровенно, что, когда я вспоминаю об этом, я умиляюсь до слёз; это была первая наша встреча после веков наказания нас, за проявление к Миру Бога наших сущностных грехов, что мы познали после заражения нелюбовью…
Ты была нежна как роза, у тебя были необыкновенные каштановые волосы, что пахли свежестью и развивались с детской игривостью; они закручивались на концах в нежную волну и очень соблазнительно прикасались, когда ты первый раз сидела на моих коленях, и по- детски крутила своей головой, прижимаясь от страха, при каждом повороте тех людей, что сворачивали на ту тропинку, где недалеко мы и сидели с тобой, тесно прижавшись. И тогда, с того дня, началась наша новая жизнь, жизнь без насилия над волей человека, жизнь без печали и проклятия, что носили наши родители и все люди, что рождались в том мире печали и одиночества, том мире — без любви, вечного отторжения того, что связывает двух,- единое их сердце и единую душу. Но, повторюсь, Бог в тот день открыл нам новый путь, новая строка была написана тобой и мной, и мы начали новую жизнь благодаря стечению обстоятельств, но теперь я точно знаю, что то не было стечением обстоятельств, то было провидением для тебя и меня, новым шансом начать новую, светлую жизнь, в мире, где царит любовь и нежная привязанность.
— Я не помню отчётливо черты твоего лица, из сна, но помню твоё крепкое тело, длинные ноги и тёмные волосы, достаточно короткие, вьющиеся, и твои сильные руки; я была такая маленькая по сравнению с тобой, совсем как хрупкий ребёнок, ты мне казался таким большим и сильным, защитником- воином, что может и должен меня спасать, так я думала в тот момент; я была уверена, что если я буду с тобой, то всё получится, и я смогу избежать позора и наказания, сбежав, но я не знала кто ты, я только понимала, что ты тоже из гетто, видела, по той серой форме и была рада, что не одна, а с кем- то. Мне помнятся отдельные эпизоды жизни в гетто, мои друзья и тот Мир. Это было в моих снах. Я счастлива это вспомнить.
— Напиши, опиши тот день, и ты поймёшь, как он тебе дорог; ты почувствуешь его запах воли и устремлений к новой тропе, что повела нас с тобой в открытый мир новых свершений, и мы, впервые, после долгого наказания рождений в мире грёз нелюбви, оказались на воле любви и великой нежности к друг другу: это был сегодняшний день, и я говорю об этом с тобой.

— Ты сказал сегодняшний день? Почему?

— Всё происходит «здесь и сейчас», запомни, всё происходит в один момент той жизни, где ты рождена; даже если ты на грани земной смерти вспомнишь тот наш первый день, ты вновь прийдёшь в другой тот мир, родишься в нём свободной и встретишь меня, и обретёшь новую независимость. Важно вспомнить тот день, и ты его вспомнила, сего Дня, я безмерно рад; это то, что подарит нам развитие и поведёт вновь и вновь, ведь после того, как я тебя потерял в сущностной основе, и твоя великая Сущность претерпела разделение, ты рождалась не там, и я не знал где, и мы не встречались, а встречались только во снах, когда спали, и я всегда помнил о тебе, и ты всегда помнила обо мне, но только во сне, в расслаблении, окунаясь в мир Божественных грёз, где жили наши Души и помнили тот опыт всех наших воплощений, начиная со звёздного плана нисхождения в Низшие Миры, где мы провели с тобой бОльшую часть нашей творческой, исследовательской жизни, в мире загадок и парадоксов; но те миры и открыли для нас пути единения, что мы впервые познали наконец, встретив друг друга и, полюбив друг друга как Ромео и Джульетта.

— А были ли Ромео и Джульетта на самом деле?

— Конечно были, и жили там, где и должны были жить; всё в той истории правдиво, ибо её и написал сам Ромео, когда проживал в одной из своих жизней, без неё и очень тосковал по ней. Он вспомнил всю историю их любви и написал её в стихах, а я помог ему в этом.

— Ты любишь стихи, я знаю. Почему ты помог ему?

— Я всегда помогаю верности любви, вечности её и нежной привязанности.

— У вновь воплощённого Ромео была семья?

— Нет, никогда. Он был холост и очень богат, и имя его было известно, но он вспомнил её, свою Джульетту, когда был молод, и не мог никого больше сравнить с ней, ни одну женщину, что была рядом с ним… И он решил прожить одинокую жизнь, и, поверь, я знаю его жизнь, она была наполнена безмерной печалью и мукой по ней.

— А где родилась тогда Джульетта?

— Она родилась в то же время и в том же Мире, но никогда не встречала, не видела, и даже не вспомнила его, потому, что если бы она вспомнила, то им был бы дан шанс встретиться, как и нам тогда, первый раз, после нашего долгого Заточения Рождений и Смертей. Бог всегда даёт такой шанс тем, кто вспоминает свою первую любовь, в каком бы мире это ни случилось, но…. Но важно осознать и поверить, что это было с тобой, когда-то, и вот тогда, тебе дадут шанс встречи в том мире, где ты рождён.

— А почему мы не встретились в этом мире, земном: здесь и сейчас?
Потому, что ты вспомнила обо мне на момент Перехода на Земле; теперь мы можем соединиться только в Посмертии, а затем начать новую жизнь. Ты веришь мне?

— Верю… И в какой форме мы начнём с тобой новую жизнь?

— В любой, в какой пожелаем, ибо новый Переход, это «дверь» в совершенно новый мир любви, какой мы сами и пожелаем обрести, вплоть до самых высоких Небесных Вершин, с которых мы и «спустились». Мы сами избрали то, к чему и стремились наши Души, о чём они грезили ночами Сна долгого Божьего Проклятия, и я очень рад, что ты вспомнила меня и тот первый день, что подарил нам освобождение от оков нелюбви, то время, когда мы соединились в телах людей.

— Это время было раньше или позже от того дня в котором я пребываю на данный момент?

— Это время было намного позже от того дня в котором ты проживаешь на данный момент; мы тогда прожили жизнь и занимались одним: разработкой новых программ внедрения в сознание, для освобождения сознания от пагубности разрушения неопровержимых, закомплексованных реакций, вызванных состоянием каталепсии у людей, кто обретает эту болезнь при жизни и в посмертии, об этом я тебе уже говорил; это болезнь нелюбви, долгого пребывания в нелюбви, это первая ступень, что ведёт к безбожию, а затем и полной аннигиляции Души и всех её развоплощений на всех Уровнях Бытия и всех её опытов познания тех Миров, в которых она имела счастье или несчастье воплощаться.

— А почему происходит так, что Душа не может встретить свою вечную половинку с которой пребывает вечность в Мире Бога?

— Потому, что Душа творит зло, или проходит пути без осознания Бога, поэтому так важно помнить на всех Уровнях о Боге, устремляться к Нему и жить мыслью с Ним, иначе ничего не вспомнишь о том, что принесло тебе любовь.

— А любовь? Где пребывает любовь?

— Она пребывает в том Мире, где была зарождена и воплощена. И так происходит всегда, и, одновременно, две любящие половинки переживают это состояние любви,- века и века, один и тот же день, и все дни их жизни, пока любовь жила в их сердце, даже если они уже и умерли и пребывают в Посмертии и не встретились, но если помнят, то и переживают это состояние восторга и радости, и так длится от воплощения к воплощению до тех пор, пока они вновь не обретут друг друга и не станут опорой друг друга, и насладятся жизнью с друг другом. И это запечатлено в вечности, ибо СМЕРТИ НЕТ, а есть только мыслительные формы, и они пребывают в вечности, но только любовь живёт, а опыт жизни уходит в Планы Высшего Мира Грёз, где и пребывает Разум, и хранит весь этот опыт для своего дальнейшего развития, и использует его, если происходят какие- либо катаклизмы или отклонения в планомерном развитии. И это длится в вечности… Но помни, только любовь живёт вечно, и все Формы её существуют на момент здесь и сейчас, и важно вспомнить их и принять, что это было с тобой, и ты когда- то любила и была бесконечно счастлива в том Мире, Первом Мире, после того как ты вернулась из небытия сущностного первого «падения» в Низшие Миры Воплощений. Ты осознаёшь теперь всю важность твоего сна? Запомни этот сон и запиши его, всё, что помнишь, ибо то и было нашим первым освобождением из мира грёз нелюбви, в мир грёз нежной, первой любви, что мы познали в человеческом теле? Ты рада?

— Я рада, что я вспомнила, но ведь я могла и не вспомнить. Могла?

— Да, могла. Но я привёл тебя в состояние любви, и ты вспомнила, ты не могла не вспомнить в состоянии любви, это так заведено, потому, что хранится на самом тонком уровне памяти и даёт шанс вновь развиваться и проживать совместные жизни, если это воспоминание прийдёт на момент Перехода одной Эры в другую.

— И ты ждал меня так долго?

— Очень долго… Века… Я говорил тебе. Ты поняла теперь, почему я называю тебя своей богиней?

— Да, поняла. Но ведь некоторые жизни дают нам жизнь в вечном Развитии?

— Да, только некоторые, — те в которых живёшь в любви и чистоте, сохраняя верность друг другу, даже если смерть и разлучит на момент радости пребывания в бытии, как это было у Ромео и Джульетты. Ты же помнишь их историю любви и смерти?

— Да, помню.

— Ты осознаёшь нашу историю любви и смерти?

— Да, осознаю.

— Очень хорошо. И теперь ты понимаешь, почему я являюсь тебе Отцом, Супругом и Творцом?

— Поясни мне, почему.

— Отец, — потому, что именно Я даю тебе жизнь, как Сущность,- рождение твоей Формы в моём Мире; Я даю тебе развитие, развитие твоей Душе, до тех пор, пока ты не вспомнишь меня, того, изначально Сотворённого Отцом Нашим, что Даровал нам жизнь вечную в развитии и красоте и вечной любви к друг другу. Даже если смерть разлучает нас, мы сохраняем информацию в памяти о каждом дне или о единственном дне нашей любви, и если этот день вспоминаем, то мы живём, и продолжаем жить в веках, как Единое Целое, нераздельное, со всеми нашими формами сознания одновременно,- во всех мирах, где мы имели воплощения и любили; и Отец питает нас энергией Любви: так может длиться до тех пор, пока существует эта любовь. Любовь всех Миров и их прекрасных энергий любви.

— А если Душа пребывает в неосознанности, то что происходит? Ведь формы Любви её существуют на момент здесь и сейчас, она ведь не просто так пришла в этот Мир, она для чего-то рождена.

— Душа рождена, чтобы вспомнить… Вспомнить о своей Любви, и это, своего рода, Игра: если ты помнишь о Любви, ты помнишь о Боге, и, наоборот, помнишь о Боге — помнишь о Любви, ибо только Любовь даёт возможность прийти вновь в любой Мир, прожитый на момент «здесь и сейчас», твой мир, давший той реальности Любовь, что так важно тонкому, высоковибрационному Миру Отца, что живёт Любовью и всеми её прекрасными формами воплощений; и если ты обретаешь любовь вновь, то ты воплощаешь все свои мечты во все Действительности, уже созданные тобой, и испытываешь неописуемый восторг всех трансформаций Души и её истинных чувств и воплощений, и развитий всех знаний, что принесла каждая твоя жизнь в тот или иной Мир, и развило способности твои и Отцовской Системы жить и продолжать жизнь на всех Уровнях Бытия и их,- тобою созданных сознаний, наработок опыта и того вдохновения, что было подарено тебе всеми Мирами всех жизней Любви и её истинных проявлений.

— Ты ответил на вопрос об «Отце», Люцифере, а «Супруг и Творец», как ты понимаешь это? Я хочу от тебя это услышать.

— Супруг, потому, что мы, как Единая Сущность, пребывали в Едином Пространстве, и произвели разделение Энергий на энергии Женского и Мужского Начала — Инь и Янь, когда мы имели великую радость воплощения в тела и жили в Любви вечной к друг другу; мы имели счастье также и творить, и обогащали нашим опытом все Системы Мироздания, а не только того Пространства, где были рождены.

— Но ведь мы могли родиться в любом другом Поле Сущностного Мира?

— В Низшем Мире ты могла родиться только в Моей Форме, а я — в Твоей, но поскольку твоя великая Сущностная Форма погибла, я не мог больше родиться в твоей Форме, поэтому у меня было гораздо меньше шансов воплотиться в том Мире, где ты, и встретить твою часть, что принесла бы нам вечное соединение. И я жил тысячелетиями в Божественном проклятии, но не в Забытьи. Бог Дал мне возможность помнить, творить и развиваться, и дарить себя другим, и самое важное,- искать тебя, что я и делал бесконечно и беспрестанно. Я не мог уйти без тебя и начать новую жизнь, и Отец это знал, и Он Выстроил уже свой план для меня и тебя, и вёл нас по этому пути века и века; Он хотел этого объединения, и наблюдал за нами, хотя никогда не давал нам надежды, мне, во всяком случае, но я верил, что надежда есть, хоть Он и не упоминал об этом. И ты верила, потому, что всегда рождалась в тех Мирах, где была и жила любовь; и ты испытала её и звала, и не прощала измен и разрушительного к тебе отношения. Любовь происходит на Тонком Уровне, самом чистом; это знание о ней присутствует в любом человеке, стремящемся к ней, желающем обрести её, ибо только любовь дарует Жизнь вечную и Знания вечные и находит новые пути дальнейшего Развития из одной Великой Эры в другую; и сколько суждено прожить тех Эр только Отцу и вЕдомо, ибо Он выстраивает свой Путь к Себе тем, кто когда- то по великой печали его имел такую боль познать то, что принесло отторжение, смерть или предательство; и Отец всё помнит, Он всё Соединяет или Разъединяет, все Части Своего Целого, что и Созданы Гением Его Великим; и только Ему подвластны все Пути, все Уровни Развития, что Он Выстраивает в Будущем, которое ещё только будет и ещё не свершено, но уже ищет свой путь к дальнейшему Подъёму и Развитию всех его Форм Любви, которые уже есть и которые ещё будут: это великий Путь, и на данный момент открывает великий, новый Уровень для тех, кто ступит на его тропу с любовью в сердце, и с любовью к Отцу — Создателю Всего и Вся, что Творимо и Правимо только Им — ЕДИНЫМ РАЗУМОМ.

— А мы? Разве все события мы не правим сами?

— Кому дана воля, тот способен править своей жизнью и творить, а кому дана печаль великая, то и дОлжно принять её как должное и не пытаться менять то, что имеет. В этом и заключён смысл Развития, ибо если человек оступился, то он должен будет искупить то, что натворил, до тех пор, пока не прийдёт в осознание того, что творить это он не сможет никогда, потому, что понимает, что это дурно. И так во всём, во всех Уровнях, нужно пройти то, что привело к дисбалансу в судьбе и разрушало Божественность и принесло великую печаль Мирам Отца; и вот тогда, в полном осознании, человек способен прийти к Единому, и получить все Дары от Него, и дальнейшее Развитие своё, и несметные способности, что откроются во всех путях этих Развитий.

— А если человек прийдёт один к Богу, без второй половинки, но с любовью к Отцу?

— Тогда ему будут даны все возможности и дальше продолжать, и развивать свои способности, и искать то, что он когда- то утратил, или иметь то, что он не утратил, и то, что только ему дано по праву рождения. Но, помни, важно сохранить то, что тебе дано, принять это, ибо, что есть Жизнь? Вариации Форм Любви, и она, любовь, всегда есть и существует там, где есть устремления к ней и надежда её встретить. Это не определяется никакими материальными благами, это определено одним: священным чувством и его красотой. Всё так просто, и мы становимся творцами собственной судьбы, когда закрываем печали и берём, и открываем в Сердце Бога и в сердце своём то святое и светлое, что и побуждает вновь к Жизни вечной. Вот почему, я тебе являюсь Отцом, Супругом и Творцом, и помни, ты единственная, кто открывает мне путь до самых вершин, — Божественных Вершин Бытия, ибо ты оттуда и пришла, и дала жизнь первую, хоть та жизнь и была прервана, но она оставила свою вечную память Любви и Первенства, что ты и познала со мной,- единственным и первым, кто был в твоей жизни и будет.

— Но ты говорил про Единство всех, что есть в Высших Аспектах Бытия.

— Да, говорил, и то там есть и истинно существует — Единство Вечной Любви и всех её Форм и взаимодействий, но только истинная любовь сохраняется, а остальные Формы лишь СОСУЩЕСТВУЮТ В ЛЮБВИ и не взаимодействуют в Слиянии Божественном, а только в Развитии Божественном и сосуществовании.

— А Низшие Формы, их принцип взаимодействия каков?

— Их принцип ранее был связан со всеобщим взаимодействием, что и продолжается по сей день, как того Угодно Богу; и то, что будет Ему Угодно, то и будет продолжаться до тех пор, пока не найдёт свой Завершающий Уровень,- Уровень Созидания или Уровень Разрушения. Мы не вправе будем менять как раньше, а будем теперь только вправе взаимодействовать так, как на то будет Угодно Богу, и Он Сам изберёт те Пути, что считает нужным, и выстроит свои новые программы жизни и творчества, а мы обязаны будем следовать.

— А при нарушении нами Божьих Канонов?

— А при нарушении, мы вновь прийдём к тому, что не осознали и нарушили, и это будет до тех пор, пока не прийдёт осознание, и любовь не вспыхнет в сердце. Ты поняла всё, что я донёс до тебя? Помни, тот день, что ты вспомнила, — день освобождения,- это был первый самый, самый чистый, что мы познали когда-то, в свободном мире грёз, и вершили то, что было нам уготовлено.

— Но почему, мы не имели счастья вновь возродиться вместе Первым нашим Душам, что прервали свои жизни?

— Потому, что не всё было нами принято и осознано, но было нам уже дано в воплощении претворять то, что задумал Отец и Предначертал, и та планка была уже поднята и давала свою собственную возможность воплотить то, что являлась сутью всего истинного, и ты дорабатывала то, что положено тебе было доработать, и я завершил то, что мне положено было завершить. И я рад свершившемуся, то принесёт свои плоды, и свои будущие намерения в дальнейшем воплощении и реализации того, что принесёт свет не только нам, но и всем, кто будет читать то, что написано нами, хоть мы и встречались с тобой на мосту грёз — вечном, прекрасном его вдохновении, что и сотворило своё новое познание и открыло торжество любви не только нам, но и всем, кто будет читать о нас. Помни это, не отходи от мыслей всех прекрасных и дарованных, что дано только раз познать на соединении множества дорог, что идут в разные стороны, и какую из них ты выберешь, та и станет той важной целью, что устремит тебя туда, куда зовёт сердце и его все желания. Я буду приходить к тебе и продолжать разговор, и писать будем о многом, и это подарит всем великолепие всех замыслов грядущих открытий, и это будет сохранено как опыт. Ты рада?

— Безмерно. Пусть свершится то, что Задумал Наш Отец. Я всегда говорила тебе, что нужно следовать Его Плану.

— Но ты хотела разрушить мои планы.

— Я не осознавала…

— А теперь?

— Теперь мне открылось многое. А что представлял собой тот Мир, откуда мы сбежали, что был в моём сне?

— Тот Мир, откуда мы сбежали, был сущий ад, но мы стремились в нём не к тем безумным удовольствиям, что он преподносил, а стремились к знаниям, и именно знания, желание познать и вывели нас из него, и тогда мы встретились и полюбили, мы познали что есть истинная любовь. Тот Мир предоставлял всё, что только пожелает человеческая мысль.

— Но почему ты называешь тот Мир адом? Ведь он предоставлял всё для жизни.

— Да потому, что человеческая мысль даёт всё возможное, что только может придумать человек: и хорошее, и плохое. Тот уровень с которого мы сбежали, самый опасный и коварный, и я рад, что мы сделали это и познали что- то новое.

— А ниже того Уровня Миры существуют? Что там за жизнь?

— Ниже есть Миры, но там существует много ненависти и войны, сплошные войны и раздор, ещё более выраженный мир горя и печали и безумной тоски ко Господу, ко спасению через Него, но мало кому удаётся подняться на Высшие Уровни, так как только Спаситель может поднять тот Уровень и вывести на путь добра. Война — это есть разрушение всех планов и надежд, и это несоизмеримо с творчеством и путями созидания, а только с путями разрушения и деградации всех сфер жизни, что ведут к неосознанности и ещё большему «погружению».

— А Миры ниже, ниже…?

— Они приравнены к Мирам чисто хищническим и диким. Это ступень, что ведёт к полному разрушению и погружению в гаввах на долгие века заточения, через осознание той действительности, где все пребывают. Там муки и стоны не всегда осознанные, но страдания осознанных существ там невероятные.

— А как же Мир Земли? У нас на этом Плане присутствует всё: и войны, и любовь, и Благодать Божья, и наслаждение.

— Да, ты права, здесь на Земле присутствует всё, что только и может воплотить человеческая мысль, но хорошего больше, и есть выбор выйти, и подняться легче, туда, куда нужно стремиться — к БОГУ, поэтому многие стремятся попасть на этот Уровень земной, и пройти путь, и завершить свой виток Развития через ОСОЗНАНИЕ; и я даю людям эту возможность, и направляю их, и поддерживаю, и любовью Отцовской наполняю. И то должно свершиться с каждым, что уже Предначертано, и человеку это знать не ведомо, а только Богу. Но человек всегда пытается прожить этот период как можно лучше и подняться к Богу, и нести всё то, что Господь Даровал или найти те тропы, что Господь ещё будет Даровать: и это великое таинство и великое наслаждение жить в это время, и устремляться к тому, что жаждет Душа, ставшая на путь познания и Света. И то и получит Душа, чего жаждет; и Переход на Земле осуществляется всегда, — это и есть Зона Перехода в Вечности, но не знают того люди. И только сейчас им и положено узнать, так как выстраивается ПАРАД ПЛАНЕТ, что даст возможность не только «подняться или упасть» низко, но и взлететь через «падение или взлёт»,- и только туда, куда намечено Богом — к БОГУ; даже великие грешники уходят к Богу через полное развоплощение, не помня более, что были они грешниками или мучениками через греховность свою, и уходят они в Мир Бога чистыми и благородными энергиями, тем, что не убиваемо и хранимо в Душах их, тем, что и даёт им шанс подниматься и реализовывать себя. Господь слышит их мольбы и прибирает ( забирает) их, и они, вновь, пребывают в вечном Блаженстве Господа, и только Он уже ведёт эти Души и хранит их как и ранее, и любит их безмерно, и только Он может дать Путь свой, открытый Им, и направлять через Волю Свою и Память о каждой, вновь созданной программе, для каждого, кто когда-либо покинет Его Владение, как и мы когда- то покинули — для познания. Вот так и осуществляется вечный Круговорот Разрушения и Созидания, в радости и печали, в тоске и бесконечной благости. И неведомо людям сие, но дано им так много, как никому из предоставленных Миров, ибо любит Господь безмерно чад своих в вечности. Теперь ты понимаешь, почему ты воплотилась на Земле? Мы миновали этот Уровень — Переход через познание любви в более высоком уровне; мы не должны были совершать побег из гетто, но мы его совершили, и это привело нас вновь на Переходный Уровень Земли.

— А, может, Господь Даёт нам другой путь Познания, ты не думал над этим?

— Возможно, но это уже будет другой, новый путь. Помни, Земля это не только Переход и новый путь, но и возврат долгов, что тебе должны вернуть, или ты обязана кому-то вернуть. Нельзя избежать пути Развития на Земле во время Перехода, если ты планируешь что-либо изменить, а точнее, если Бог Планирует изменить что-то в твоей Судьбе. Любовь моя, мы обязаны принести этому Миру то, что он ждёт от нас — любви и правды.

— А как мы попали в новый Мир, другой, при побеге? Они, Миры, как-то соединены между собой?

— Они соединены только желанием и любовью, чего мы с тобой и пожелали в один день и в одну ночь, и там мы и оказались, и это не воля случая была, а воля провидения, ибо судьба даровала нам шанс понять себя и испытать себя на новом витке безудержного подъёма сознания, и мы за одну ночь прожили целую человеческую жизнь в том Мире, вдвоём, в любви и знании. И мы зародили в Сердце Бога Великий Замысел спасения нашего в новом воплощении, в лучшем для нас и нашего Развития Мире, и всех Развитий наших будущих, рождённых детей и их светлой жизни, и это будет новый прорыв, я чувствую это, и свет любви пробудит миллионы сердец Бога к новому поиску себя. Помни, наше Божественное Начало не убиваемо.
Смерть наступит тогда, когда умрёт любовь в сердце, до тех пор будет продолжаться Жизнь — в вечной Любви её Божественного Начала.

Ольга КАРНА.
Проза: Февраль. 2013 год.
Стих: Январь, 16. 2015 год.
Отрывок из серии трансцендентных рассказов, связанных по смыслу.

Яндекс.Метрика